Город в щепотке земли, или почвенные микрорганизмы

Агрономия – это шахматы, в которых природа всегда ходит белыми. Весь сезон, от посева семян до сбора урожая, наши руки крепко связаны прихотями природы. Каждый ход черными фигурами – это реакция на ход белыми. Первый, второй, третий… Мы используем свои знания, при­меняем механические средства, льем химию, сжигаем уголь и топливные матери­алы. Мы ходим черными, ходим по-черному. Шах и мат. Мы снова победили природу. Но прежде чем совершить победный выстрел, всегда ли мы целимся? (Статья Владимира Горного для журнала "Агроиндустрия", апрель 2019 г.). 

 

Обработка почвы, особенно мелкой техникой (мотофрезы), насыщает микрофлору воздухом, но нарушает баланс экосистемы. Фунгициды угнетают грибы, но не только патогенные. Мы играем агрессивно, играем по правилу «съешь или съедят тебя». Мы уверены, что иначе играть не получится. Но поле, в отличие от шахматной доски, позволяет нам немного жульничать, играя за обе стороны. Как бы это ни показалось странным, чтобы сделать правильный ход черными, мы должны подтолкнуть природу ходить первой, но с выгодой для нас.

К сожалению, а может, и к счастью, мы не можем управлять солнцем, погодой и другими стихийными компонентами природы. Они слишком велики, чтобы покоряться нам. Но вместо этого мы могли бы управлять чем-то маленьким, настолько, что оно невидимо невооруженному глазу, – микроорганизмами. Знаете ли вы, что в 20-сантиметровом слое почвы масса микроорганизмов может достигать 42 кг/сотку? А каждый гектар – это армия весом более 4 тонн, в каждом грамме которой могут находиться миллионы миллионов солдат. И у этой армии своя особенная, непостоянная структура. В ее основе сотни союзов, тысячи войн, но всего одна цель – выжить.

 

Весь мир – театр, так кто же в нем микробы?

Микроорганизмы – это природный щит земли. Их наличие и разнообразие – самая важная причина считать грунт живым. И все мы знаем, что эти ребята не всегда бывают нам полезными.

Если очень сильно упростить понимание микробиологической составляющей экосистемы почвы, то ее проще всего сравнить с огромным городом. Как это часто бывает, наш город будет иметь градообразующее предприятие, которым является растение. Без растений микрофлоре нечем питаться (да и вообще, любая пищевая цепочка начинается с растений).
В каждом городе, даже микроскопическом, должны быть определенные службы, которые будут поддерживать его в порядке. И самая важная роль у строителей.

Мы все прекрасно знаем, как важно вносить в грунт органические вещества. Значимость органики невозможно переоценить. Но задумайтесь, картофельные очистки – это органика? Верно, органика. А стебли кукурузы, солома пшеницы, остатки упокоившихся животных – органика? Безусловно. И значит, смешав все это вместе, засыпав в ведро и высадив в него растение, мы получим немыслимый урожай? Если бы… Органика практически в любой форме самому растению недоступна. Более того, большинство представителей микрофлоры тоже не могут ею питаться – уж слишком она «высокомолекулярная».

Высокомолекулярные соединения – это титаны в мире молекул. Если бы одна молекула кухонной соли была размером с вишенку, высокомолекулярная молекула была бы размером с холодильник и даже автобус. Эти молекулы слишком большие, чтобы их было просто переваривать. К слову, к таким соединениям относится целлюлоза. Из нее состоят древесина, стебли кукурузы и подсолнечника. Все это разлагается очень долго, но разлагается. И за эту нелегкую работу берется автохтонная микрофлора. И несмотря на то, что ее главная задача – разрушать, эти микроорганизмы действительно – строители микроскопического мира, ведь только благодаря им растительные остатки превращаются в еду для других микробов. Они «строят» питательный субстрат. И у них есть один главный недостаток – ужасная медлительность. Их еда больше никому не по зубам, так зачем спешить?

 

Войско и полиция

Следующий игрок в нашем городе действительно воинственный. Порой 90% всех микроорганизмов – это лактобактерии. Они быстрые, агрессивные и безжалостные. Растениям сильно повезло, ведь лактобактерии на их стороне. Эти воины любят отведать сладенького, превращая сахара в молочную кислоту (за что и получили свое название). Но доминируют они не из-за своего обжорства. И даже молочная кислота может стерилизовать силос или квашеную капусту, но в почве-то ее слишком мало. Поэтому молочнокислые бактерии выделяют еще целый спектр антибиотиков, природных фунгицидов и всякого-разного биологического оружия, которым беспощадно давят патогенную микрофлору.

Логично спросить: используют ли их в агрономических целях? Да, и самая большая популярность достается сенной палочке (Bacillus subtilis), на основе которой создан препарат «Фитоспорин» и ряд других биофунгицидов. Только стоит отличать продукты на основе живой культуры от простых метаболитов. Купить живую культуру – это как купить улей, метаболиты – это банка меда. Живой культурой не погасить всплеск бушующего заболевания, ее нужно вносить для профилактики и стимулировать ее развитие.

А вот полиция действует быстро и метко. Первым на ум приходит «Триходермин». Триходерма зеленая (Trichoderma viride) не бактерия, а гриб. Сенная палочка (бактерия) выделяет вещества, убивающая грибы, триходерма выделяет антибиотики, убивающие бактерии (но не только). Но они могут спокойно уживаться вместе. К слову, существует мнение, что нам нужно больше внимания уделять именно полезным грибам, так как они больше бактерий страдают от фунгицидной нагрузки.

 

Рабочие

Этот класс микроорганизмов кажется довольно мирным. Они занимаются своей ежедневной рутиной. Именно они трудятся на благо градообразующего предприятия – нашей культуры. Если вы помните, высокомолекулярную органику превращают в питательный субстрат строители, но делают это довольно медленно. Рабочие питаются этим органическим субстратом, превращая его в минеральные соединения, доступные растению.

Некоторые рабочие выполняют и другие важные задачи. Они своего рода коммунальщики, которые поддерживают город в порядке. Тут мы плотно упираемся в проблему севооборота. Каждое растение оставляет в почве после себя горы биохимического мусора. Особенность в том, что в «мусоре» после сахарной свеклы повторный ее посев будет чувствовать себя очень некомфортно, а совершенно другой культуре, например, злакам, будет все равно. Таким образом, весь сезон, пока растут злаки, «коммунальщики» убирают за свеклой с прошлого сезона.

Немного сложно понять, но главный посыл в том, что растения не могут расти в монокультуре и чувствовать себя комфортно. Они отравляют почву. А бактерии-коммунальщики превращают эти вредные вещества в полезные удобрения, но медленно.

 

Социальная служба

В отличие от всех предыдущих, это не отдельный класс микроорганизмов, а место, где они работают. Рабочий, полиция или коммунальщик – все эти ребята могут работать в тихом районе на окраине города или возле бурлящей жизнью станции метро.

Самые оживленные участки почвы находятся возле корешков растения. Наверняка неизвестно, но скорее всего именно корневые выделения придают микроорганизмам стимулирующие свойства и даже становятся для них пропитанием. Кормит их растение случайно или намеренно, но микроорганизмы оказывают на него полезное влияние взамен. Армия и полиция защищают от патогенов, рабочие кормят, коммунальщики убирают. И вся эта система существовала тысячи лет, пока не пришел человек и не сказал, что хочет собирать больше урожай. Мы стали агрессорами, мы вторглись в природу и начали играть черными. Так как же играть белыми?

 

Органика, но не только

Если бы органические удобрения могли решать все проблемы, агротехнологии не развивались. Каким был бы стимул придумывать что-то новое, имея панацею? Без органики нет микрофлоры, без микрофлоры растение погибнет, это факт. Но ее недостаточно.

Можно выделить два основных варианта, как заставить микрофлору работать лучше. Первый вариант – вносить биопрепараты, но только качественные, с правильными штаммами. Как уже говорилось, каждый гектар может содержать более 4 тонн микроорганизмов в почве. 1-2 литра вялых и пассивных, пускай и полезных микроорганизмов не повлияют на ситуацию, это капля в море. С таким подходом эффективнее применять биологические средства защиты («Триходермин», «Планриз» и т. д.).

Второй вариант – использование биостимуляторов микрофлоры почвы. Это своего рода живая вода для грунта. Лишь представьте, что 4 тонны микроорганизмов, весь огромный город, укомплектованный необходимыми гражданами, просыпается, начинает жить и процветать. Но как этого достичь?

 

Живая вода

Особенной популярностью пользуются гуматы. В целом для микрофлоры они играют роль фастфуда. При их внесении происходит всплеск развития тех самых «рабочих», которые переводят внесенные нами минеральные удобрения в доступную для растения форму. То есть растение получает пользу не столько от внесенного гумата, сколько от удобрений, поэтому их желательно вносить вместе. Но эти вещества выполняют не все задачи.

В теплицах и ягодниках, где практикуется монокультура, гуматы не решают проблему биохимического мусора. Без севооборота урожайность падает, качество почвы ухудшается,
в ней накапливаются соли.

В таком случае мы рекомендуем вносить биостимулятор «Вива» с капельным поливом. «Вива» содержит полисахариды, витамины, протеины, свободные аминокислоты и другие биологически активные вещества.

Витамин B1 сильно стимулирует рост и развитие корней. Витамин B6 улучшает метаболизм и играет важную роль в синтезе аминокислот. Без витамина H рост растения полностью прекращается. Он также переносит молекулы углекислого газа во время липидного обмена. Витамин PP транспортирует водород и участвует в энергетических реакциях.

Рекомендовано проводить два внесения по 10-20 л/га до периода цветения. С начала роста плодов применяют поочередно биостимуляторы «Вива» и «Активейв» (10-15 л/га).
Благодаря компонентам «Вивы», микроорганизмы-рабочие увеличивают коэффициент использования удобрений растением, «коммунальные» микроорганизмы очищают грунт от токсинов, сводят к минимуму влияние монокультуры. В «социальной группе» количество полезных микроорганизмов увеличивается. Они улучшают водный и воздушный режимы почвы.

        

 

Карнавал в микромире

Слышали ли вы, что азотные удобрения мешают работать азотфиксирующим бактериям? Если они ощущают, что в почве много азота, их жизнедеятельность притормаживается. Как печка, которая не может греть сильнее, чтобы не сжечь саму себя. Чтобы подобное не происходило, стимулировать нужно не только бактерии, но и растение. С ростом корешков и их «аппетита», культура вбирает из почвы результаты деятельности бактерий, освобождая им пространство для роста. Так она получает элементы питания и гормоны роста, благодаря которым начинает лучше фотосинтезировать, и взамен выделяет в почву сахара. Таким образом запускается симбиотический круговорот: микроорганизмы и растения развиваются вместе. Нельзя стимулировать только культуру или только полезную микрофлору. Именно поэтому «Вива» показывает отличные результаты. Активируя целую армию в почве, она стимулирует и корневую систему растения одновременно.

Благодаря «Виве», даже истощенную монокультурой землю можно превратить в огромный город, где в каждом грамме миллионы миллионов микроорганизмов образуют одну систему, работающую на ваш урожай. И главное, применяя «Виву» из года в год, вы не только повысите фактический урожай, но и нарастите потенциал грунта, обеспечивая более высокий результат в будущем.

Владимир Горный,

маркетолог компании AgriSol

Статья опубликована в журнале «Агроиндустрия», апрель 2019 г.