«Черный» сад: кто оплатит потери?

По Украине прокатилась волны аномальных весенних заморозков. Сады и ягодники чернеют, а фермеры не успевают оценивать потери, так как масштабы бедствия до конца неясны. Плодовые деревья проходят стадию завязи, и через несколько недель ситуация прояснится, тем более, что непогода шла «полосами». Увы, в отдельных фермерских хозяйствах уже констатируют 100%-ю гибель урожая не только косточковых, но и более устойчивых к морозам семечковых культур, а именно яблок. Фермеры ищут варианты страхования и государственной поддержки.

Небывалые майские морозы

Олег Китаев, старший научный сотрудник Института садоводства НААН Украины таких заморозков не помнит. Институт ведет мониторинг по определенным зонам: от юга на Мелитополе до Конотопа на севере, до Львова и Бахмача на западе и востоке соответственно.

«Зима отличалась комфортным течением, хотя и началась на 2 недели раньше. Критических температур практически не наблюдалось по всем регионам. Чудесная зима. Но весной начались проблемы с перепадами температур. В апреле прошли 2 волны. В мае с 11 по 12 мая было радиационное замораживание. В Киевской области минус 2 градуса держалось на протяжении часа и 1,5 часа температура минус 3. На моей памяти такого не было. Косточковые и семечковые пострадали, смородина частично, жимолость заморозки выдержала», — говорит Олег Китаев.

Радиационные заморозки охватывают небольшие участки, носят приземный характер: высота слоя воздуха с отрицательными температурами редко превышает 1,5—2 м, развиваются чаще всего в низинах.

Опасность в том, что для завязи плодовых критическая температура меньше, чем для цветущего растения. Для завязи -1°C – уже критично. А температура опускалась и ниже.

«Почка черная, мы прогнозируем потери большей части урожая, особенно в промышленных насаждениях, где «ажурная» крона. В загущенных кронах завязи пострадали меньше, но таких садов почти нет. Очень пострадали Черкассы. В Приднестровье на пониженных участках температура опускалась – до -5 °C».

Глава ассоциации «УКРСАДПРОМ» Дмитрий Крошка отмечает, что проблемы в садах помимо заморозков усугубила длительная холодная погода: «Наблюдалась низкая среднесуточная температура. Месяц с температурами на уровне 5-6 °C сильно снижает интенсивность опыления.

Олег Китаев подтверждает: «Холодная погода на 30-40% снизит урожай и без мороза, из-за недостаточности опыления».

Беда для малого фермера

Как компенсировать потери? Как работать в условиях неполучения урожая? Ведь сады закладывают не на один год, и, если он выдался неурожайным, фермерам все равно приходится нести затраты по защите, питанию и другому уходу за деревьями и кустарниками.

В таких случаях государственное страхование должно спасать ситуацию, — считает народный депутат Николай Люшняк. По его мнению, отрасль отброшена на годы назад.

Иван Ярмолюк, глава фермерского хозяйства «Видродження» в Днепропетровской области потерял урожай яблок на 80 га. «В Днепропетровской, Харьковской, Запорожской, Николаевской областях, в прилегающих к нам районах на протяжении 6 дней в апреле шел снег и держалась температура на уровне -1-3°C. Один из дней – минус 6 °C. Это стало катастрофой для цветка. Но для людей это тоже катастрофа. Для малого фермера – это беда, которая аукнется последствиями еще через год-два», — говорит фермер.

Производитель отмечает, что хочется быть более защищённым со стороны государства. Ведь садоводство – капиталоемкая отрасль. Окупаемость закладки сада, которая раньше составляла 3-4 года, теперь из-за девальвации гривны удлинилась до 5-6 лет.

«Те, кто закладывают сады — это большие мечтатели и фанаты. Я тоже такой», — говорит фермер.

Антон Рубан, директор ТОВ “ДельтаФрут”, расположенного в Винницкой области рассказывает, что его хозяйство практически не пострадало:

«Проблема заморозков не нова. Но период их наступления совпал с пиком цветения. У нас 400 га сада и с севера защищает большой лес. Мы отделались легким испугом». Фермера спас перепад рельефа в 15м протяжённостью в 2 км. Только в низинах, где скопился холодный воздух, есть повреждения сада.

В хозяйстве возлагают надежду на страхование. «Страхование рисков нам интересно. Я застраховал в этом году молодые сады. Жду эксперта для оценки ущерба. Страховал на небольшую сумму, просто хотел обкатать механизм страхования. В 2018 году, по моим прогнозам, к страховым компаниям будут стоять очереди из фермеров», — рассказывает Антон Рубан.

В “ДельтаФрут” каждые 100 га садов – это 100-150 рабочих мест. Для сравнения 100 га зерновых обслуживает 1 тракторист. «Чтобы я делал, если бы потерял урожай? В таком случае люди не получают работу, а не только фермер прибыль. Государство должно хоть что-то компенсировать», — считает фермер и планирует страховаться от летнего града.

«Впереди у нас лето и возможен град. Град у меня в хозяйстве часто бывает. А заморозки в последние 40 лет — явление довольно редкое».

Недоступное страхование

Проблема Украины в том, что негосударственное страхование для садоводов, как, впрочем, и государственное, сегодня практически недоступно.

Дмитрий Крошка рассказывает: «Страховые платежи для отрасли садоводства недоступны. Во-первых, — дорого. Во-вторых, страховые компании не владеют реальной статистикой по отрасли, что не позволяет им рассчитать окупаемость. В Украине существует программа государственного страхования. Но она предназначена только для зерновых культур».

По словам Антона Рубана, страховых компаний готовых работать с садоводами, практически нет: «Ничтожно мало страховых компаний, которые вообще согласились просчитать мои риски. Они боятся и не хотят». Ситуацию подтверждает и садовод Днепропетровщины Иван Ярмолюк: «5-й год ищем страховую компанию. Была надежда на польскую «PZU», компания с опытом. Но они не хотят».

Сады как занятость населения

Между тем социальную важность отрасли садоводства сложно переоценить. Это иногда единственный источник заработка для селян.

«Социальную важность садоводства еще нужно демонстрировать. В отдельных регионах – это единственный вид занятости местного населения. Таких сел много на Закарпатье и в Винницкой области», — считает Дмитрий Крошка.

Евгений Пилипончик, главный агроном ООО «Весна-2011», рассказывает, что в связи с непогодой потребность в рабочей силе в сезон снижается вдвое.

«У нас пострадали земляника, малина, смородина. Заморозки были минус 5. Мы обкуривали, обрабатывали препаратами. При этом только 5% живых ягод осталось у летней земляники, черная смородина – менее 50% осталось на кустах, красная смородина -20-30% ягод сохранились. Мы задумались, а есть ли смысл убирать ягоды. У нас работало 400 человек в 2016 году. Но теперь понадобится не боле 200».

Бумажная поддержка

16 мая Комитет Верховной Рады Украины по аграрной политике и земельным отношениям поддержал инициативу Ассоциации «УКРСАДПРОМ» по созданию специальной комиссии для оценки ущерба садоводов из-за неблагоприятных погодных условий, которые были зафиксированы в Украине в апреле-мае 2017 года.

Дмитрий Крошка надеется, что государство оценит убытки и поможет садоводам, пока же оно задолжало фермерам: «Мы боремся с Минагрополитики. Уже 4-й год существует задолженность по программе на возмещение закладки садов. Обещания по возврату средств со стороны министерства звучали, но на деле этого нет».

Члены ассоциации «УКРСАДПРОМ» пытаются решить дело в суде. Только в рамках ассоциации суммарная задолженность составляет более 22 млн грн. В законную силу на сегодняшний день вступило 4 решения суда. Через них садоводам удалось получить 19 млн гривен.

Суды, как правило, садоводов поддерживают. А вот, Минагрополитики, по словам Дмитрия Крошки, подает жалобы, не считаясь с расходами на суды. «Несмотря на то, что существуют декларации, которые обязывают погасить задолженности предпринимателям за предыдущие годы, у нас есть 5 апелляционных жалоб и одна кассационная», — сетует Крошка. Подавая апелляции, министерство платит судебные сборы, которые уже сегодня составляют суммарно более 300 тыс. гривен. «А эти деньги могли бы пойти на государственную поддержку украинского садовода», — считают в ассоциации.

В ФХ «Видродженя» выплата старых долгов сегодня, в условиях недополучения урожая яблок, была бы очень кстати, даже учитывая девальвацию национальной валюты. Иван Ярмолюк рассказывает: «С 2013 года нам ничего не выплачивали. За это время деньги обесценились почти втрое, но их все равно нам не отдают.  В сложившейся ситуации они могли бы очень поддержать фермеров».

Новые насаждения

Последствия аномальных заморозков будут не только на уровне физиологии, но и экономики. Старые сады у нас выкорчевываются ежегодно. Закладка новых отстает. Поэтому в целом в Украине отмечается падение площадей под садами на протяжении последних лет.  «В 2016 году у нас был урожай меньше на 7% из-за корчевания старых садов, минус продолжится», — уверен Дмитрий Крошка.

В ФХ «Видродження», с садом на 80 га, к расширению площадей под яблоневым садом относятся скептически. «Мы давно приняли решение не расширять площади под яблоневым садом». Цены на яблоко не росли последние 3 года, замерев на отметке в 8-9 грн, что не позволило хозяйству создать финансовый запас прочности, способный поддержать в условиях сегодняшнего неурожая. На диверсификацию, например, переход к выращиванию груш – денег нет. От идеи выращивать косточковые культуры на предприятии отказались еще 10 лет назад.

В другом фермерском хозяйстве, ТОВ “ДельтаФрут”, которое от заморозков не пострадало, садить новые яблони будут, несмотря на риски. «Новые яблони будем дальше насаживать. А быстро поменять предпочтения в саду не получится», -уверен Антон Рубан.

«Садоводство – абсолютно рисковый бизнес, лотерея на миллионы гривен, на кону – рабочие места, уровень жизни многих людей», — утверждает глава профильной ассоциации. Погодные условия 2017 года и бездействие государства подтверждают это в полной мере.

Оксана Король, Инфоиндустрия

В статье использованы материалы   и комментарии, озвученные 17 мая 2017 в пресс-центре ИА «Интерфакс-Украина» в ходе пресс-конференции «Оценка влияния погодных условий на урожай плодов и ягод в Украине. Роль государства в поддержке садоводства»